Интервью Андрея Никипелова по ключевым продуктам машиностроительного дивизиона

Интервью Андрея Никипелова по ключевым продуктам машиностроительного дивизиона

Дивизион Росатома АО «Атомэнергомаш» - один из крупнейших машиностроительных холдингов России. Компания занимается проектированием и изготовлением оборудования как в традиционной атомной сфере, так и в судостроении, в нефтегазовой области, развивает направление СПГ. О проекте энергоснабжения Баимского ГОКа, планах по созданию линейки плавучих энергоблоков и идее строительства в России мини СПГ-заводов в интервью «Интерфаксу» рассказал генеральный директор «Атомэнергомаша» Андрей Никипелов.

 - Госкорпорация «Росатом» в этом году получила проект по энергоснабжению Баимского ГОКа на Чукотке. О каком количестве плавучих энергоблоков для проекта идет речь?

- По тому графику, который у нас обсужден с заказчиком (казахстанская KAZ Minerals – «Интерфакс») на сегодня, «Атомэнергомаш» должен поставить четыре МПЭБа - это модернизированные плавэнергоблоки, для обеспечения примерно 320 МВт мощности. Планируется, что они будут работать по схеме 3+1. То есть три будут работать постоянно, а четвертый станет резервным.

Первые два МПЭБа должны быть изготовлены к концу 2026 года. Их ввод в эксплуатацию в бухте Наглейнгын предполагается в начале 2027 года. Из-за столь коротких сроков в плане производства перед нами стоят суперсложные задачи.

- Где планируется строить МПЭБы?

- МПЭБ - необычный объект в том смысле, что это не судно в привычном понимании этого слова. Основная задача плавэнергоблока - энергообеспечение. Что касается изготовления, основное - энергетическое оборудование - мы будем делать в России.

Теперь что касается верфи: к сожалению, мы видим, что ни одна из компаний, которые в состоянии изготовить корпуса МПЭБов, в необходимые нам сроки в России сегодня этого сделать не может в силу своей текущей производственной загруженности. Поэтому «Атомэнергомаш» будет размещать заказы на первые два корпуса за рубежом для обеспечения сжатых сроков поставки. Речь, подчеркиваю, идет только о производстве корпусов, потому что все остальное мы изготовим здесь.

План у нас такой: корпус МПЭБа будет произведен за рубежом, отбуксирован в Россию, где на него установят все остальное - энергетическую часть (реакторную установку, турбину) и прочее. Затем будут проведены комплексные швартовые испытания, загрузка топлива, проверка работы сначала в холодную, затем в горячую - и запуск энергосистемы. После этого сдадим ПЭБ заказчику на месте постоянной эксплуатации.

- У какой зарубежной компании планируете разместить заказ на корпуса?

- Мы еще в процессе выбора подрядчика. Из-за сжатых сроков мы сначала выяснили, кому из компаний проект интересен. Затем провели технический аудит, чтобы убедиться в том, что выбранные компании в принципе в состоянии изготовить нужный нам объект. Теперь же мы в процессе выбора поставщика из проаудированных компаний.

- В каких странах находятся ваши потенциальные подрядчики?

- Пока выбор не сделан, об этом говорить рано.

- «Атомэнергомаш» занимается также разработкой техпроекта оптимизированного плавэнергоблока (ОПЭБ), в чем разница между ОПЭБом и МПЭБом?

- Чтобы не запутаться в аббревиатурах, нужно понимать основную линию. Единственный на сегодняшний день работающий плавэнергоблок - это плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС) «Академик Ломоносов», которая вырабатывает электроэнергию и тепло. Таковы были условия и потребности ее заказчика.

Когда мы думали о продвижении плавэнергоблоков как продукта на мировой рынок, то поняли, что востребованность тепла абсолютно неочевидна - например, в жарких странах электроэнергия точно нужна, а тепло - нет. Поэтому основная задача таких станций - прежде всего выработка электроэнергии. А когда функция обеспечения тепла из технического задания уходит, то меняется и конфигурация плавэнергоблока.

ПАТЭС создана так, что может работать совершенно автономно: давать электроэнергию и тепло, хранить отработанное ядерное топливо, а для экипажа обеспечены нормальные условия, включая маленький баскетбольный зал и прочие бытовые удобства.

Вместе с тем, мы посчитали, что строить полноценный жилой блок со всеми удобствами и спортзалом - это дорого, поэтому в проекте ОПЭБа мы уменьшаем жилую часть, а также убираем отсек, который на ПАТЭС «отвечает» за хранение отработанного ядерного топлива.

Правда, по вопросу отсутствия жилого блока на ОПЭБ у нас до сих пор есть некоторые сомнения. Ведь если говорить об арктическом климате - сильном ветре, пурге, то, возможно, лучше, чтобы основной персонал все же жил непосредственно на блоке - так просто надежней. Хотя, на мой взгляд, береговые жилые сооружения построить намного проще и быстрее, чем предусматривать их в конструкции ОПЭБа, но это уже нюансы.

Логика использования ОПЭБов - это поставка электроэнергии и 8-10 лет работы. После чего блок должен быть отбуксирован с места эксплуатации для проведения регламентных работ, касающихся обслуживания корпуса судна и замены топлива.

Резюмируя, ПАТЭС - это тепло, электроэнергия, отсек для отработанного ядерного топлива плюс полноценный жилой блок для персонала. ОПЭБ - отсутствие отсека под хранение ядерного топлива и уменьшенные в связи с этим размеры корпуса судна. Но ключевое отличие - это другой реактор. На ПАТЭС стоит реактор КЛТ-40С, а на ОПЭБе и МПЭБе будет установлен РИТМ-200. Реактор РИТМ-200 - это на 20% больше мощности по сравнению с ПАТЭС и, соответственно, более долгий период работы без перезагрузки топлива.

Поставка ОПЭБа - это небыстрый процесс. Чтобы сделать ОПЭБ, нужно сначала закончить его общетехнический проект, а с ним мы пока находимся в начальной стадии. Поэтому, исходя из тех сроков, которые у нас есть, было принято решение изготовить промежуточный вариант между ПАТЭС и ОПЭБ - МПЭБ. В нем мы используем большую часть оборудования, не связанного с энергетикой от проекта ПАТЭС, как готовое техническое решение. Главное, что меняется, это реактор: вместо КЛТ-40С устанавливаются два реактора РИТМ-200. Соответственно, меняются турбины, потому что новая реакторная установка мощнее и турбины под нее нужны более мощные. Если бы не было таких сжатых сроков по поставке для Баимского ГОКа, то мы бы и для него строили ОПЭБ, а не МПЭБ.

- То есть МПЭБ - это модернизированная ПАТЭС?

- Да. МПЭБ - это модернизированная ПАТЭС. У нее останется корпус как у ПАТЭС, но станция будет производить только электроэнергию - уже без тепла, и, по сравнению с ПАТЭС, электроэнергии она будет производить на 20-30% больше за счет другой реакторной установки. На МПЭБ также предусмотрено меньшее количество персонала.

Электрическая мощность новых плавэнергоблоков - порядка 100 МВт против 70 МВт у ПАТЭС, но их можно сделать еще мощнее. Если заказчику понадобится больше электроэнергии, потенциально на ПЭБ можно поставить установки РИТМ-400 и получить уже 200 МВт мощности.

Мы планируем создать целую линейку плавэнергоблоков - с вариантами и по мощности, и по исполнению. По исполнению думаем как минимум о двух вариантах - арктическом и тропическом, чтобы такие электростанции могли работать в разных климатических условиях.

- Не рассматривается ли вариант использования ОПЭБа для замещения ПАТЭС на время ремонта, после того как Билибинская АЭС и Чаунская ТЭЦ будут выведены из эксплуатации?

- Это вопрос к концерну «Росэнергоатом» как к эксплуатирующей организации. ОПЭБ, конечно, может заменить ПАТЭС в части выработки электроэнергии. Отдельный вопрос, как в этом случае обеспечивать еще и теплоснабжение, но он технически решаем. Если заказчику понадобится, техническое решение мы найдем.

- То есть вы готовы поставить ОПЭБ, если будет необходимость?

- Да.

- Планирует ли «Атомэнергомаш» покупку судоверфи?

- Я очень рассчитываю на то, что тема плавэнергоблоков будет развиваться. Но, что называется, невозможно одинаково эффективно владеть газетами, заводами, пароходами - все же должна быть какая-то специализация. У «Атомэнергомаша» нет планов становиться полноценным производителем судов - не энергетических объектов в плавучем исполнении, а именно судов. Мы не планируем строить рыболовные траулеры или круизные лайнеры. В этом смысле верфь нам не нужна.

«Атомэнергомаш» заинтересован в том, чтобы обеспечить себе надежных партнеров, которые, если нам понадобится, будут в состоянии изготавливать корпуса для плавучих энергоблоков в нужные нам сроки.

Нас интересует не кораблестроение как таковое, а оснащение, оборудование для него - много большого и сложного «железа»: большие винты, валопроводы, насосы, арматура и многое другое. У нас есть соответствующие бизнес-подразделения: мы создали филиал в Архангельске, будем создавать филиал в Санкт-Петербурге под изготовление МПЭБов. В любом случае тема судостроения для нас интересна и важна, но корабли мы строить не хотим.

- В 2020 году «Атомэнергомаш» сообщал о планах локализации в России южнокорейского производства СПГ-оборудования для судостроения. На каком этапе эти планы сегодня?

- Пока подвижек нет. Желающих сделать реальную локализацию нет, а поговорить о ней - желающие есть. Мы готовы изготавливать оборудование как собственной разработки, так и чужое, и таким образом обеспечить локальное производство. Главный вопрос: заказчик должен захотеть получить локализованное оборудование из России.

Наша задача - всех убедить, что оборудование российского производства не хуже мировых аналогов, а может и лучше, и что оно полностью соответствует тем задачам и техническим параметрам, которые заложены в техпроекте.

- Вы активно работаете в проектах СПГ. В этом году вводите в эксплуатацию испытательный стенд для СПГ-оборудования. Востребован ли сейчас будет этот стенд?

- Стенд построен. Получено разрешение на его ввод в эксплуатацию. Остался ряд юридических процедур: объект еще нужно зарегистрировать как опасное производство, поставить на баланс, зарегистрировать в кадастре и так далее.

Чтобы начать проводить на стенде испытания, нужно обеспечить его техническую готовность - закачать в емкости в нужном количестве сжиженный газ, азот. Обеспечить стенд сжиженным газом - не проблема, потому что его расход не так уж велик, а по азоту ситуация сложней, поскольку наработка сжиженного азота для стенда требует нескольких месяцев.

Сейчас мы как раз находимся в фазе финальной подготовки. Наша цель - начать первое испытание в декабре этого года.

- Какое оборудование можно будет испытывать на этом стенде?

- Стенд строился под техзадание, которое было согласовано не только Минпромторгом и не столько Росатомом, сколько, в первую очередь, потенциальными заказчиками испытаний. Это отечественные компании, которые так или иначе занимаются СПГ – «Роснефть» (в части судостроительных проектов), «Газпром» и «НОВАТЭК».

Стенд рассчитан на три большие номенклатуры: насосы, детандеры и компрессоры. Поскольку компрессоры «Атомэнергомаш» не производит, эту часть стенда мы построили для тех, кто их когда-нибудь произведет и придет испытывать. Мы, в первую очередь, заинтересованы в испытаниях насосов, поскольку сами их производим.

Пока что очереди из желающих что-либо на стенде испытать нет.

- Могут ли зарубежные компании испытывать свое оборудование на вашем стенде?

- Могут. Абсолютно любая компания может прийти и испытать нужное ей оборудование в соответствии с техническими возможностями стенда.

- Расскажите о своих планах по строительству СПГ-заводов.

- У «Атомэнергомаша» пока нет подписанного и утвержденного плана по строительству СПГ-заводов, но мы периодически обсуждаем этот вопрос с регионами. Так или иначе, я верю в СПГ-тему. Верю, что у нас в стране это перспективное направление бизнеса.

Наша идея заключается в строительстве мини СПГ-заводов. Доступ к магистральным газопроводам есть не везде. Если доступа к магистральному газу нет, а потребность в нем есть, можно построить маленькую установку, которая берет газ из магистральной трубы и сжижает его - а потом в сжиженном состоянии газ отправится в нужное место. Это тоже называется СПГ-заводом, но малотоннажным. В такой проект можно также включить строительство автозаправочных СПГ-комплексов.

Но, как и в любом инфраструктурном проекте, здесь все замкнуто циклическим образом. Потенциальные потребители говорят: «Если бы у нас была создана инфраструктура, мы бы, конечно, ею воспользовались». А тем, кто строит инфраструктуру, необходимо в свою очередь гарантировать на нее спрос.

Сейчас мы с несколькими регионами изучаем потенциал по малотоннажному СПГ, чтобы понять, есть ли у нас какой-то взаимовыгодный интерес.

- С какими регионами обсуждаете этот вопрос?

- У нас подписаны соглашения с Якутией, Омской и Владимирской областями. Идет взаимодействие еще с четырьмя регионами. Мы ждем заинтересованности и активности в вопросах газификации от региональных органов власти и готовы рассмотреть возможность реализации проектов малотоннажного производства СПГ в любом субъекте Российской Федерации.

Подобные проекты могут быть интересны и там, где нужно заменить старые ТЭЦ - например, автономными газовыми электростанциями. Повторяю, мы открыты к сотрудничеству с любым регионом. Главное, чтобы там на малотоннажное производство СПГ был спрос.

- Компании «Атомэнергомаша» разрабатывают проект реактора БН-1200. На какой стадии он сейчас находится?

- Когда «Атомэнергомаш» подготовил эскизный проект реакторной установки на быстрых нейтронах БН-1200, мы получили много вопросов относительно ее дороговизны. Была проведена большая работа, чтобы наша установка стала меньше, компактнее и мощней. Мы смогли уменьшить здание реакторного отделения, а мощность реактора - увеличить. Капиталоемкость всего реакторного отделения для будущей станции уменьшилась в целом на 30%. На этом у нас закончился этап эскизного проектирования, и мы перешли к разработке технического проекта реакторной установки. Его планируется закончить в этом году.

По отдельным направлениям у нас еще будут продолжаться работы, связанные с НИОКР, но, в целом, в конце года «Атомэнергомаш» будет готов к переходу к активной фазе. Вопрос за государством, за энергорынком. Если они решат, что БН-1200 пора строиться, то мы с большим удовольствием приступим к выполнению этой задачи.

Дальше вопрос в разработке техпроекта уже всей станции. На него нужно время и самое главное - нужно решение такую станцию построить. Со своей стороны, мы готовы и очень ждем старта реализации этого проекта.

- Если говорить про финансовые показатели - каким в целом был прошлый год, чего ожидаете в текущем? Возможно, уже есть прогнозы на 2022 год?

- 2020 год «Атомэнергомаш» закончил с 10% ростом по выручке по сравнению с предыдущим годом. На протяжении последних лет мы наблюдаем ежегодный рост показателей. В прошлом году дивизион изготовил рекордное количество реакторов и парогенераторов: наш волгодонский завод «Атоммаш» сделал три реактора и 18 парогенераторов - это рекордный показатель даже для благополучных для атомного машиностроения советских времен. Портфель заказов, с которым «Атомэнергомаш» закончил 2020 год, был на уровне 850 млрд рублей, что тоже больше показателя предыдущего периода. В 2021 году также ожидаем рост.

- За счет чего?

- Прежде всего за счет реализации «дорожной карты» по строительству АЭС большой мощности. На протяжении нескольких лет мы подписывали контракты, а теперь - в ближайшие 4-5 лет будем их выполнять. Поэтому ближайшие годы будут для нас крайне напряженными с точки зрения производственных задач.

Выручка «Атомэнергомаша» за прошлый год составила 83 млрд рублей. В этом году ожидаем выручку в размере 112 млрд рублей, а в 2023-2024 годах рассчитываем выйти на уровень 150-160 млрд рублей. То есть по сравнению с 2020 годом показатель должен удвоиться.

Выручка будет расти, но получать новые контракты с такой же скоростью мы не сможем. Если до этого у нас темпы прироста портфеля сильно превышали темпы прироста выручки, то сейчас наоборот: темпы прироста выручки будут сильно превышать темпы прироста портфеля. Но это нормальный процесс.

Наша задача на ближайшие годы - обеспечить выполнение «дорожной карты» в сочетании с выполнением целей по новым продуктам и рынкам - по плавэнергоблокам, газонефтехимии, мусоросжиганию - по всем тем направлениям, где мы активно движемся вперед. Поэтому, как говорится, грех жаловаться, все у нас хорошо.

Источник: https://rosatom.ru/journalist/interview/andrey-nikipelov-prirost-vyruchki-budet-silno-operezhat-prir...


Возврат к списку

Важное